Чартеры в Андорру

ЗОВ РОДИНЫ

ЗОВ РОДИНЫ

АНАСТАСИЯ МАТВЕЕВА

Ошибка резидента

Как собираются возвращать деньги из офшоров

Приложение «Большая экономика» К чему приведет курс на деофшоризацию?

Для возвращения капиталов административных мер недостаточно

Провозглашенный курс на деофшоризацию экономики совсем не обязательно приведет страну к экономическому процветанию. Наличие офшоров свидетельствует о недовольстве бизнеса инвестклиматом, судебной и правовой практикой и об отсутствии защиты права собственности в стране, полагают эксперты. По-настоящему стимулировать приток денег из офшоров могли бы не административные меры, а создание в Москве Международного финансового центра и соответствующих условий для ведения бизнеса.

ОФШОР — ПРИЗНАК НЕУПЛАТЫ

Вывод капитала в офшоры является основной схемой уклонения от уплаты налогов в России — этот тезис еще раз подтвердили данные Федеральной таможенной службы и Росфинмониторинга, которые обнародовала Счетная палата. Согласно этим данным, в 2012 году российские компании перевели в офшорные зоны под видом платежей за неввезенный товар 565,5 млрд руб. По мнению Счетной палаты, регистрация в офшоре является одним из признаков, свидетельствующих о том, что компания создана не только для экономической деятельности, но и для уклонения от уплаты налогов, а также вывода капитала.

В администрации президента в марте, рассказали эксперты на «круглом столе» ФБК, посвященном проблеме офшоров, был подготовлен доклад «Повышение привлекательности российской юрисдикции для ведения бизнеса». Доклад не обнародован, но, по разным источникам, среди прописанных в нем мер — введение налога от 9 до 20% на операции в офшорах, ограничение зарегистрированным в налоговых гаванях компаниям доступа к госзакупкам, льготам, кредитам, а также к российским недрам, лесам, землям и правам на недвижимость.

То есть что касается мер запретительных, они описаны более-менее четко, а вот с мерами, стимулирующими приток капитала из офшоров, ясности пока нет. «В докладе есть намерение сделать более удобным налогообложение операций с акциями, но подчеркнуто, что пока нет понимания, как это в итоге все должно происходить», — сказал руководитель практики налоговых споров «ФБК Право» Алексей Яковлев. Кроме того, по его словам, принятый недавно в первом чтении Госдумой «антиотмывочный» закон, который предусматривает доступ налоговиков к информации об операциях по банковским счетам, открывает возможности для злоупотреблений. Яковлев полагает, что должна быть предусмотрена ответственность должностных лиц в тех случаях, когда они получают доступ к банковской тайне в случаях, не предусмотренных законом.

ПРЕЗУМПЦИЯ ОФШОРНОСТИ

Исходя из новых законодательных инициатив, пока неясно, по каким критериям будет определяться «офшорность» бизнеса и не будет ли расширено само это понятие, полагает руководитель группы по разрешению споров «ФБК Право» Анна Грищенкова. Более того, офшорный бизнес может оказаться заведомо в невыгодном положении в ходе судебных процессов. «Обычно в суде на истце лежит бремя доказывания своей правоты. Но недавно рассмотренное Высшим арбитражным судом РФ дело создает прецедент: в случае если ответчиком является офшорная компания, то именно на нее ложится бремя доказывания своей добросовестности и возлагается обязанность по раскрытию всех собственников компании, включая конечных бенефициаров», — рассказала юрист.

Читайте также  Во время недавнего официального визита во Францию главы правительства Андорры Антони Марти Петита в сопровождении президента андоррского парламента Висенка Матье Саморы, руководство этой пиренейской оффшорной юрисдикции подтвердило свои планы по введению ряда налогов в княжестве в 2012 году.

«Презумпция виновности» всех владельцев офшорных компаний — позиция неверная: далеко не все ищут в офшорах именно уклонения от уплаты налогов. «Усиление роли офшо ров в период глобализации экономики является естественным отражением того, что наши крупные компании стали глобальными, — говорит старший научный сотрудник Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Юрий Симачев. — Офшор — это просто другой уровень финансовых сервисов. В офшор идут и тогда, когда на собственном рынке есть серьезный риск быть персонифицированным владельцем определенного бизнеса, потому что у тебя его могут отнять».

Благо тотальной деофшоризации отнюдь неочевидно, поскольку в офшорах были деньги, которые инвестировались в отечественную экономику, полагает член комитета по экономической политике Совета Федерации Евгений Тарло: «Взять, задушить офшоры, всех пересажать — это только ухудшит экономическую ситуацию и ударит по социальным программам, уменьшит в конечном итоге налоговые поступления, сократит рабочие места». По его словам, 80% российских компаний, работающих через офшоры, принадлежат бизнесменам из списка Forbes, лично известных руководству страны. «С ними надо проводить персонифицированную работу по деофшоризации», — считает Тарло.

НЕ ПЛОДИТЬ МОНСТРОВ

Главное, что толкает бизнес работать через офшоры, — это непредсказуемость правил игры, полагает вице-президент НБ «Траст» Станислав Суш ко: «Офшоры — это более стабильные юрисдикции, и у них есть ряд инструментов по защите собственности » .

Если говорить о банковской тайне, то она уже давно не тайна для многих госорганов — этот процесс начался более десяти лет назад, продолжает эксперт, но принципиальная проблема даже не в этом. «Государство входит во все отрасли экономики своими компаниями. С одной стороны, говорится — ребята, поднимайте малый бизнес и так далее, а с другой, когда определенным игрокам идет 90% финансовой помощи, которую государство выделяет отрасли, — о какой конкуренции тут можно говорить?». По словам Суш ко, задача властей — не плодить монстров с государственным участием, а все-таки поддерживать малое и среднее предпринимательство, тогда не будет резонов уходить в офшоры.

Неблагоприятный инвестиционный климат — принципиальная проблема на пути деофшоризации, полагает Юрий Симачев. Точно так же проблему офшоров не решить только снижением налогов. «Мы достигли, по сути, предела сокращения налоговой нагрузки. Снижать их тоже до бесконечности нельзя, потому что низкими налогами нельзя компенсировать недостатки институциональной среды. Прошел уже тот период, когда мы могли пытаться двигаться при помощи особых экономических зон. То, что демотивирует бизнес, — это низкая предсказуемость государственной политики», — подытожил он.

565,5 млрд перевели в офшорные зоны российские компании в 2012 году под видом платежей за неввезенный товар

Читайте также  Греция заняла 2-е место на Международном конкурсе фейерверков в России

49 млрд так ЦБ оценивает объем сомнительных операций с участием фирм-однодневок в 2012 году

Вывод капитала в офшоры является основной схемой уклонения от уплаты налогов в России

НАЛОГОВЫЕ ГАВАНИ — «СЕРЫЙ» СПИСОК ОЭСР

Ангилья (заморская территория Великобритании), Андорра, Антигуа и Барбуда, Аруба (территория в составе Нидерландов), Багамские Острова, Бахрейн, Белиз, Бермудские острова (заморская территория Великобритании), Британские Виргинские острова (заморская территория Великобритании), Вануату, Гибралтар (заморская территория Великобритании), Гренада, Доминика (Содружество Доминика), Каймановы острова (заморская территория Великобритании), острова Кука, Либерия, Лихтенштейн, Маршалловы острова (с 1986 года находятся в свободной ассоциации с США), Монако, Монтсеррат (заморская территория Великобритании), Науру, Нидерландские Антильские острова (территория в составе Нидерландов), Ниуэ, Панама, Самоа, Сан-Марино, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Туркс и Кайкос (заморская территория Великобритании), Коста-Рика, Малайзия (Лабуан), Уругвай, Филиппины.

Четыре критерия ОЭСР для налоговой гавани

1. На территории полностью отсутствуют налоги либо они очень низкие 2. Недостаточная прозрачность 3. Законы и административные процедуры препятствуют эффективному обмену информацией с другими правительствами 4. Отсутствуют требования по ведению реальной деятельности

В администрации президента думают о введении налога от 9 до 20% на операции в офшорах

СПИСОК ОФШОРОВ (ВЕРСИЯ МИНФИНА РФ)

Перечень государств и территорий, предоставляющих льготный режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (утвержден приказом Минфина России от 13.11.2007) 1. Ангилья; 2. Княжество Андорра; 3. Антигуа и Барбуда; 4. Аруба; 5. Содружество Багамы; 6. Королевство Бахрейн; 7. Белиз; 8. Бермуды; 9. Бруней-Даруссалам; 10. Республика Вануату; 11. Британские Виргинские острова; 12. Гибралтар; 13. Гренада; 14. Содружество Доминики; 15. Кипр (утратил силу с 1 января 2013 года — приказМинфина России от 21.08.2012); 16. Китайская Народная Республика — специальный административный район Гонконг (Сянган); специальный административный район Макао (Аомынь); 17. Союз Коморы — остров Анжуан; 18. Республика Либерия; 19. Княжество Лихтенштейн; 20. Республика Маврикий; 21. Малайзия — остров Лабуан; 22. Мальдивская Республика; 23. Республика Мальта; 24. Республика Маршалловы Острова; 25. Княжество Монако; 26. Монтсеррат; 27. Республика Науру; 28. Нидерландские Антилы; 29. Республика Ниуэ; 30. Объединенные Арабские Эмираты; 31. Острова Кайман; 32. Острова Кука; 33. Острова Теркс и Кайкос; 34. Республика Палау; 35. Республика Панама; 36. Республика Самоа; 37. Республика Сан-Марино; 38. Сент-Винсент и Гренадины; 39. Сент-Китс и Невис; 40. Сент-Люсия; 41. Отдельные административные единицы Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии — остров Мэн; Нормандские острова (острова Гернси, Джерси, Сарк, Олдерни); 42. Республика Сейшельские Острова (п. 42 введен приказом Минфина России от 2.02.2009 «№»10н)

АННА КОКОРЕВА аналитик компании «Альпари» «Вряд ли офшоры потеряют свою актуальность даже несмотря на то, что европейские власти начали вести активную борьбу против них. Да, возможно часть офшоров сократится, но только те, до которых дотянутся европейские руки, а таких немного. Зоны подобные республикам Ниуэ и Науру вряд ли прекратят свое существование.

Читайте также  В некоторых странах Европы туристам предложат пройти тесты на коронавирус

Европа испытывает проблемы в банковском секторе, который постоянно приходится кредитовать, неудивительно, что ЕЦБ и МВФ возмущает продолжение скрытого отмывания денег, в то время когда Европа в них так нуждается.

Создание офшорных зон в самой России маловероятно, ранее мы уже имели подобный опыт, который оказался негативным. В частности, компания ЮКОС пользовалась внутренними зонами льготного налогообложения, существенно уменьшив поступления в бюджет. При создании новой зоны по пути ЮКОСа могут пойти другие российские компании».

ДМИТРИЙ КЛЕНОВ партнер UFG Wealth Management «Деофшоризация подразумевает отмену банковской тайны, но банковская тайна сейчас во всех странах, которые так или иначе присоединились к ФАТФ или ОЭСР, — в большей степени лишь иллюзия. Банковская тайна уже не носит абсолютный характер, который она имела 10-20 лет назад. Что касается госкомпаний, то им, безусловно, административным решением можно просто запретить открывать счета в иностранных финансовых учреждениях. Однако мир становится более глобальным: например, госкомпания «Рособоронэкспорт» постоянно ведет экспортные поставки. Одним из условий экспортной поставки может быть расчет через иностранный банк. А там может быть гарантийный депозит, который является обеспечением срока годности, гарантийного срока использования вооружений. Соответственно, эти денежные средства, по сути, принадлежат госкомпании, но находятся в иностранном банке. Если это запретить, то усложнится задача по заключению подобного контракта.

Правительство пытается стимулировать возвращение денег из офшоров путем создания международного финансового центра в России. Если действительно представить себе создание полноценно функционирующего МФЦ, тогда можно говорить о том, что будет серьезный приток и российских, и иностранных денег именно сюда.

Пока этого нет — любой человек хочет диверсифицировать свои риски, и это нельзя запретить».

АНДРЕЙ ИЛЬДЕМЕНОВ преподаватель экономики Русской школы управления «Вот структура шестой по мощности в мире российской экономики: почти половина трудоспособного населения задействована в государственном секторе. Абсолютно у всех крупнейших вроде бы независимых российских компаний, по закону имеющих статус акционерных обществ, государственные «до приватизационные» корни уставного капитала. Структура российского экспорта — на 70% нефть, газ и прочие продукты ТЭК; 8% — металлургия; 6% — химия. Все сырьевые лицензии на добычу и переработку первичного сырья для последующего российского экспорта выдаются государственными министерствами и ведомствами.

Правительство и ЦБ публично докладывают о количественных параметрах выпадающих доходов бюджета, знают причины подобных «офшорных» и «обналичивающих» явлений. Первый заместитель председателя правительства РФ Игорь Шувалов констатировал потери от работающих фирм однодневок в размерах до 1 трлн руб. А Сергей Игнатьев, глава ЦБ, оценивает в 49 млрд долл. объем сомнительных операций с участием фирм однодневок в 2012 году. Всем все понятно, но нет необходимого уровня контроля и координации между ведомствами».